Факт


14 июля 2017

Дорога жизни и смерти

Ежегодно нефтяники вкладывают солидные средства в содержание и ремонт трассы «Медведево - Оленье». В разное время ее называли дорогой жизни и дорогой смерти. Сейчас уже мало кто помнит, что эту связующую город и промыслы Васюгана транспортную артерию, построили казахи. На прокладку автотрассы сквозь тайгу и болота потребовалась целая пятилетка.

В начале 1980-го ЦК КПСС издал постановление «О неотложных мерах по усилению строительства в районе Западно-Сибирского нефтегазового комплекса». Нефти и газа к тому времени на территории Западной Сибири добывали много, но дальнейшее развитие комплекса тормозило отставание строительства объектов производственного и непроизводственного назначения. Особенно жилых домов и автодорог. Тогда на помощь сибирякам пришли хозяйственные организации Москвы и Ленинграда, а также союзных республик: Украины, Белоруссии, Литвы, Латвии, Эстонии, Узбекистана и Казахстана.

Руслан Озиев: «Все союзные республики должны были по 120 км дороги построить на нефтяные месторождения. Ну, волею судьбы Казахстан попал именно в Томскую область. Остальные все республики строили в Нижневартовске дороги».

Юлия Бусыгина, корреспондент: «Первый десант «Казнефтедорстроя» высадился в Александровском ранней весной 80-го. Вслед за людьми пришла баржа с техникой. К строительству приступили, едва сойдя на берег. Отсыпали дорогу и площадку под городок. Сначала временный, из вагончиков. Затем начали обустраиваться капитально. Появилась столовая, спорткомплекс, деревянные дома – их, вспоминает Руслан Озиев, занимавший на предприятии одну из руководящих должностей, сдавали за месяц».

Руслан Озиев: «Дело в том, что не одни мы высадились, ДСУ-92 высадилось в Медведево. Они шли оттуда с Медведево, а мы шли отсюда с Александрово. И вот это примыкание где - вот там мы сошлись. А дальше уже погнали вдвоем. Вообще ниче не было, вообще тайга была. Вот лесхоз нам отводил участки, мы вырубали, впереди шла бригада - рубили лес, где лес, где болота, там вешки забивали, и дальше-дальше, поехало, пошло. У нас подрядная организация была - Павлодарское АТП, вот Шибанов где директором был. Там было 130 единиц машин. Были, в основном, КРАЗы одни. Нас было где-то человек, наверное, 120-130. У нас-то была основная техника - бульдозера, экскаваторы, дорожная техника. Комацу были. Но, в основном, экскаваторы были драглайны. Если знаете, с таким ковшом на тросах, выбрасывался далеко. Вообще, интересное было время, конечно, энтузиазм был, работали круглые сутки».

Василий Шибанов: «Мне было 30 лет, я был самый молодой, поэтому энергии было много, можно было сутками спокойно работать. Я тоже в свое время убедил министра, что год КРАЗ работает, его везут в Павлодар, там ребята его подремонтируют, и он еще долго ходил. И вот партию КРАЗов 40 штук сюда, 40 штук отсюда. Поэтому у нас и техника ходила, и круглосуточная работа, она себя оправдала в этих темпах, будем говорить, строительства. Круглые сутки больше 40 КРАЗов крутилось всегда в работе. А их надо же обеспечить еще тем же песком, экскаваторами. У нас свои были специфические отношения, сколько КРАЗ берет на себя. Мы мерили тут - на Александровском рыбокомбинате говорили, мы икру так не вешаем, как вы песок взвешиваете, сколько же КРАЗ везет. - И сколько он вез? Ну, по крайней мере, у нас получалось больше 14 тонн, а дорожники говорили, что мы везем 10. Поэтому останавливали, делали короба по дороге, комиссию, любой на выбор высыпали, мерили плотность, а потом, в конце концов, дошли до того, что повезли на рыбзавод кубометр - ковш, так проще, и его взвесили. И когда строители поняли, что они не правы, все, успокоились, это была эпопея великая».

Юлия Бусыгина, корреспондент: «Традиционно, при строительстве автотрасс принимаются во внимание местные условия. А что тут на севере? Камня нет, щебня нет. Под рукой только лес. Но из него дорогу не построишь – гниет быстро. Поэтому и решили, что основным материалом будет песок. Первоначальный проект предполагал его завоз с большой земли – водным транспортом. Миллионы тонн песка. Можете себе представить затраты? Дорожники решили проблему на месте».
Руслан Озиев: «Был у нас Феногенов, кстати, и сейчас есть, просто старенький. Находил карьеры. Он МГУ окончил по геологоразведке, вот он по карте смотрит - здесь должен быть песок, забросят его вертолетом, с ним два помощника, они шурфили, находили пески, отводили этот лес, срубали и ставили карьеры. Большие карьеры были. Через каждые 6-8 км находили эти карьеры».

Юлия Бусыгина, корреспондент: «Стоимость строительства одного километра дороги «Медведево-Оленье» – 1 миллион рублей, вспоминает Руслан Борисович. По проекту. На деле получалось по-разному. Где-то укладывались в 700-800 тысяч, а где-то километр обходился в 1,5 миллиона. Взять те же васюганские болота. В проекте заложена отсыпка на глубину 6-8 метров, а по факту иной раз получалось все 30. Сыпешь-сыпешь – как в прорву. В первый год дорожники из Казахстана построили только 20 км трассы».
Василий Шибанов: «Ребята приезжают на пересменку, говорят, шеф, дорога провалилась. Мы засыпали ее где-то за сутки, ну вот такой кусочек, как до этого колодца тут, метров 15-20, и всей мощью она ушла туда почти на 2 метра, тут обрыв, там обрыв, а внизу колея от автомобилей. Так мы потом этот кусок дней пять сыпали, кое-как, вот такие моменты были, да. Сперва эта дорога планировалась в 4 плиты, но учитывая тоже и проблемы с деньгами, решили, все-таки, трех плит хватит. Без асфальта, он и не планировался в то время. Ну и практически мы каждый последующий год - 81, 82 - сдавали уже по 50 км дороги в плите. Таких темпов никто не делал. Перешли на вахтовый метод. Правда, мы не работали 15/15, или как работали в Лангепасе белорусы с украинцами - чуть не по году, безвыездно. Учитывая, что круглосуточная работа автомобилей, и чтобы у водителей не получалось так, что двое приехали, бросили машину и уехали, другие приехали, надо ремонтировать, обиды, я убедил министерство, и мы работали 10 на 20. То есть каждый экипаж был из 4 человек, потому что машины круглосуточные, и они всегда могли друг другу высказать и фи, и спасибо за содержание».

Юлия Бусыгина, корреспондент: «Ресурсобеспечение большой стройки – больной вопрос в любые времена. Материалы для прокладки дороги шли по железной дороге, по воде, по воздуху. Снабженцы «Казнефтедорстроя» сидели в Павлодаре, Омске, Новосибирске, Томске. С плитами особых проблем не было. А вот со всем остальным – просто беда. Здесь, на месте достать нельзя было ничего, говорит Руслан Озиев. Металлические ломы и рабочие рукавицы везли с Казахстана. И все продукты тоже. Даже первой необходимости».

Руслан Озиев: «Я помню, тут был Киселев, руководил администрацией, через него мы добились, чтоб хлебозавод нам хлеб хоть пек. Муку мы привезли оттуда. А то хлеб возили с Алматы. Добились, чтоб тут пекли нам хлеб. А так сметана, молоко, короче, еда полностью, рукавицы - все оттуда с Алматы шли. - И так все 5 лет? - Да, все пять лет. Потому что за счет Казахстана должны были эту дорогу строить, ниче здесь не давали. Все оттуда. Тут же АН-24 садился в Александрово, мы этот аэропорт готовили. Каждый день самолет шел - один грузовой, один вахтовый. Каждый божий день садились 2 самолета. 0854 СКЛ. 0906 Вертолет был свой, казахский тоже. СКЛ. 0925 Легошерстов, вертолетчик был, он турецкого шаха когда-то возил, у него всепогодные были допуски. А вертолетная площадка у нас была прям в Казахстрое, потом ее разобрали. Там садился даже МИ-6, тяжелый, большой. 0942 СКЛ. 0946 Помню под Новый год, декабрь месяц, план горит, машины все встали, морозы ударили сильные. По-моему, 82 или 83 год был. Мы давай туда телеграммы, звонить, что машин не хватает. Нам 6 КРАЗов дали. Их по ж/д на Нижневартовск-то прислали, а в то время вот этих переправ не было, лед еще не встал, и вот я их вертолетами перебрасывал в Медведево с Нижневартовска. Вот МИ-6 наняли мы оттуда».

Василий Шибанов: «Я запчасти собирал по всему вот тут региону, за Стрежевым. Тогда просто у нефтяников техника списывалась достаточно быстро, ходовая она у них особо не использовалась. У них в основном, оборудование, которое было на машинах, а коробки передач, мосты там и прочее, поэтому я приезжал тут и потихоньку... Потому что министерство не могло обеспечить транспортников так, да и дорожников то же самое, поэтому мы с Николаем Павловичем Ремизовым крутились. Я в Стрежевом все хоккейные шайбы скупил один раз, пришлось, рацпредложение сделали».

Юлия Бусыгина, корреспондент: «Каждый километр трассы принимала специальная комиссия. Приезжали ежемесячно, проверяли качество. Кроме этого дорожники каждый день отчитывались в головную контору в Алма-Ате: на каком пикете идет отсыпка, на каком кладут плиты. Контроль был жесткий. Все пять лет базовым населенным пунктом строителям служило Александровское. Но появлялись они там не так уж часто. В буквальном смысле жили на трассе. По мере продвижения на юг через каждые 30-40 километров ставили временные городки, обустраивали столовые. Их водители вспоминали добрым словом спустя десятилетия».

Руслан Озиев: «Я вам скажу, я каждый месяц почти по 100 стаканов только одних списывал, не говоря там ложки, тарелки. Водители то с собой возьмут в вагон, то еще куда. Тарелки, ложки, стаканы брали. Каждый месяц приходят повара, говорят, ложек нет, стаканов нет, вот я говорю, по сто штук, по 200, по 500 возили. По 6-8 фляг сметаны только привозили. Мясо постоянно было. Тут в деревне в магазинах-то ниче не было в то время. Если вы помните, тушенка, сгущенка, все это шло. Я помню в Вартовск, в Стрежевой даже ездили - Шебельгуд Тадеуш Филиппович тогда еще, царство ему небесное, живой был, он начальником был ОРСа. Вот даже там ничего в другой раз не было. Как куда че-то выбивать идешь, полную сумку тушенки, сгущенки и вперед. Любые вопросы решались».

Юлия Бусыгина, корреспондент: «Мостовые переходы на трассе – а их без малого 3 десятка – строила еще одна подрядная организация. Народу на этой грандиозной строке трудилось много. Кстати, оба героя этого материала сходу развеяли байку о том, что во время прокладки дороги потопили массу техники. Да, было, топили, вспоминают они - в болотах и таежных речках. Но всегда вытаскивали. Не бросили ни одной машины. Автотрассу «Медведево-Оленье» протяженностью 163 км достроили в 85-м. Правда, когда именно, участники строительства назвать затруднились. После судьба у приезжих сложилась по-разному.
Кто-то уехал на другие стройки, кто-то вернулся на родину, но были и те, кто остался на Томском севере – в Александровском и Стрежевом».

Александр Жданов: «Кто женился, а кто с семьями приехал, здесь остался, да, довольно немало людей осталось здесь. Микрорайон был построен во время строительства этой дороги. Кстати, благодаря в то время Виктору Ильичу Зоркальцеву и Лигачеву Егору Кузьмичу, которые посадили этот поселок в Александрово. Вообще, планировалось его посадить либо в Медведево, либо в Стрежевом. Вот посадили в Александрово, за счет этого они были вынуждены сделать этот «аппендицит», которым мы сейчас пользуемся, до Медведевской дороги, как мы ее называем, Медведевско-Пионерская дорога. Вот эти 35 км они вынуждены были проложить, и это стало потом дорогой жизни для александровцев».

На выходных в Стрежевом будут ловить пьяных водителей

О ситуации на стрежевских дорогах за минувшую неделю - представитель ГАИ Инна Чумакова.

Инна Чумакова, представитель МО МВД "Стрежевской": «За минувшую неделю зарегистрировано 10 дорожно-транспортных происшествий без пострадавших.
Всего инспекторами ДПС было выявлено 107 административных правонарушений. 7 водителей задержано за управление транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения, 3 задержано за управление транспортным средством, не имеющим прав управления транспортными средствами, 14 административных материалов направлено для рассмотрения в суд. По постановлению суда 6 водителей лишены права управления транспортными средствами.
По итогам профилактического мероприятия «Скорость» выявлено 12 административных правонарушений, по итогам профилактического мероприятия «Тонировка» - 10 административных правонарушений.
С 14 по 16 июля на территории города будет проводиться профилактическое мероприятие «Нетрезвый водитель», 19 июля «Мототранспорт», 21 июля «Детское кресло».
В целях профилактики дорожного травматизма, а также с целью предотвращения дорожно-транспортных происшествий на автодороге Стрежевой-Нижневартовск осуществляется фото-видео фиксация нарушений скоростного режима».

Чай дорожает, огурцы с помидорами дешевеют

Местный отдел "Томскстата" опубликовал последнее изменение цен на продукты питания в Стрежевом.

Больше 428 рублей стоит в городе кило варёной колбасы, до 372,5 подорожал жирный творог. 340,5 просят в Стрежевом за мягкие конфеты, глазированные шоколадом. Вновь растёт в цене чёрный байховый чай - почти 953,5 рубля. Из овощей подорожали свежая картошка и капуста, репчатый лук и морковь. Кило яблок перевалило за 117 рублей.
Меньше по итогам минувшей недели у нас стали стоит охлаждённые и мороженые куры - 175,5 рублей. За 384 можно приобрести кило сосисок или сарделек. Подсолнечное масло обойдётся меньше 117, а литр цельного пастеризованного молока средней жирности в 56,24. 395,5 просят в городских магазинах и на рынках за сычужные твердые и мягкие сыры. Десяток куриных яиц стоит чуть больше 53,5. Также среди подешевевших продуктов - пшеничная мука, шлифованный рис, пшено и гречка. За кило свежих огурцов в среднем придётся выложить 135,86, помидоров - 178,29.

 
 
 
   
 
 
   
 
 
 

Наши сетевые партнёры

Все права на любые материалы, опубликованные на сайте "Телерадиокомпании СТВ", защищены в соответствии с законодательством Российской Федерации. При любом использовании материалов сайта ссылка на него обязательна. При использовании материалов в сети Интернет гиперссылка на www.stv-tv.ru обязательна.
Подписаться на новости
Новости будут рассылаться ежедневно
ПОДПИСАТЬСЯ
©2009-2018 Телекомпания СТВ
Дизайн от STV-Design
Разработано в Studio D4