Выбор по дате:

с 24/09/2020 по 24/09/2020











Свидетели необъявленной войны

14 февраля 2020 , Яна Поцепкина

Завтра в России отметят день вывода советских войск из Афганистана. В Стрежевом по погибшим воинам-интернационалистам в храме отслужат панихиду. А в полдень горожане соберутся на митинг, посвященный 31-ой годовщине окончания десятилетней войны, в которой Советский Союз потерял более 15 тысяч человек.
Сергею Пухову и Виктору Карчину довелось стать свидетелями той необъявленной войны. Годы службы Карчина пришлись на 1985-1987-й, Пухова - 87-89-й. Несмотря на то, что вывод советских войск был не за горами, там, в Афгане, не видели конца и края боевым действиям. Каждый день, уходя на задание, они не знали, вернуться живыми или нет.

Сергей Пухов, ветеран боевых действий: «Нас только привезли, я помню, из аэропорта мы сразу накосячили. Молодые же, интересно, из аэропорта везут по городу, по всему Кабулу почти. Нас покупатели, помнишь же, как выбирали? Построили, одних выбрали, вторых выбрали, все как положено, солдаты, офицеры, прапорщики. Подходят каких-то 3 мужика в гражданской одежде: ты, ты и ты с нами. А не солдаты, ничего, мы так удивились. Загрузили нас в КАМАЗ, на КАМАЗе «духовские» номера. Сказали не высовываться, потому что вы в солдатской форме. А нам же интересно посмотреть. Как не высовываться? Естественно, отодвинули все - как здорово».

Часть оказалась секретной. В пригороде Кабула. Там располагался 797-й разведцентр 40-й армии ГРУ СССР. Первое, что удивило, вспоминает Сергей Пухов - форма. Не та, в которой привыкли видеть военных. Выдали кроссовки Аdidas, джинсы Montana. И так ходили все.

Сергей Пухов, ветеран боевых действий: «У нас все машины были с «духовскими» номерами. В основном задачи выполнялись. А задачи заключались в чем - садится в машину водитель, переводчик, старший офицер. Все в гражданском. Естественно, переводчик нерусский, бородатый. Да и все нестриженные, чтобы непохожи были на солдат. Всё, поехали. Там в каждой банде был стукач, информатор. Естественно, за эту информацию платили им. Информация эта вся собиралась на каждой точке в каждом городе. Где, когда пойдет какой караван, по какой тропе, с чем, в каком количестве. Здесь все это обрабатывалось, подавалось в генеральный штаб армии 40-й».

Виктор Карчин служил в 278-й дорожно-комендантской бригаде. Их задачей была охрана дорог, сопровождение колонн. Под обстрелы попадали регулярно. Спокойно не было даже в части. Вспоминает, товарищу пуля прилетела, когда он спал.

Виктор Карчин, ветеран боевых действий: «У нас каждый день назывался боевой выезд. Потому что каждый день мы выезжали. Бывали обстрелы колонны частенько. Особенно когда бензовозы или бомбовозы, тогда постоянно какие-нибудь засады. Много было всяких случаев. При мне в 86-м году выводили первые 6 полков. Вот мы их сопроводили. Нас тогда обстреляли хорошо. У нас БТР сожгли, и машин немало сгорело».

Вспоминая ужасы афганской войны, ветераны говорят, молодые, не думали, что каждый день ходили по краю. Искренне радовались, встречая друзей и соотечественников, стояли горой друг за друга, делились последним, были как братья. И мечтали о том, как вернуться домой.

Виктор Карчин, ветеран боевых действий: «Я пока служил, мы даже не слыхали, что будут выводить войска оттуда. Потому что даже не было разговора в 86-м. До 87-го года. Я думал, там навсегда».

Сергей Пухов, ветеран боевых действий: «Дикие были. Я в первый же день, мы только вывелись, а там же связи не было - ни с родителями поговорить, ничего. Забегает дневальный в расположение - Пухов, там тебе родители звонят. А в штабе специальная переговорная комната для телефона. Естественно, радости полные штаны. Сгребаюсь и побежал туда. А разгильдяйства такого не было в Афганистане, но и офицеры не заставляли нас честь отдавать каждому прохожему. Там тот же офицер, он мне брат, мы с ним за одним столом сидим. Такое отношение было. И все. И я бегу в казарменных тапочках этих, в тельнике, без кителя, без всего бегу в штаб. Незнакомый какой-то капитан останавливает меня - эй, ты куда. Я - да некогда, родит звонят. Он - я не понял? Он мне объясняет - ты как со старшими разговариваешь? Ты честь отдай. Мне там мамка звонит, он до меня докопался. Какая честь? Не стал ничего отдавать, убежал. Дождался он меня возле этой кабины, пока я переговорил. А на душе так хорошо. Я из кабины выхожу, он говорит - товарищ солдат, давайте мы с вами сейчас устав будем учить. Естественно, нагрубил я ему. А наш командир части, который у нас в Афганистане был, он вывелся вместе с нами. И уже когда в Ташкент приехали, он уже там был командиром части. Он меня потащил к нему, нажаловаться - какие у вас тут разгильдяи, смотрите, как ходят. Он мне сказал - я же просил вас не выходить. Я говорю - Алексеич, как не выходить? Мамка позвонила. Он смеется - ладно, иди, свободен. Я только дверку вышел закрыл, слышу, как он него начал говорить громко - я ж тебе сказал, не трогай их. И все. Потом все раздетые ходили».

Война для них закончилась, но в сердцах останется навсегда. И то, как в упор расстреляли товарища, как обливались потом в БТРе, и то, как ходили в разведку и разогревали тушенку в одном большом котелке на всех, и самые вкусные шашлыки, которые довелось там попробовать. А завтра Виктор Карчин и Сергей Пухов вместе с другими воинами-интернационалистами поставят в храме свечку, вспомнят тех, кто не вернулся, минутой молчания почтят память павших.

 
 
 
   
 
 
 

Наши сетевые партнёры

Все права на любые материалы, опубликованные на сайте "Телерадиокомпании СТВ", защищены в соответствии с законодательством Российской Федерации. При любом использовании материалов сайта ссылка на него обязательна. При использовании материалов в сети Интернет гиперссылка на www.stv-tv.ru обязательна.
Подписаться на новости
Новости будут рассылаться ежедневно
ПОДПИСАТЬСЯ
©2009-2020 Телекомпания СТВ
Дизайн от STV-Design
Разработано в Studio D4